Эпилепсия есенина

Болезнь и смерть Сергея Есенина

«День ушел, убавилась черта.
Я опять подвинулся к уходу.
Легким взмахом белого перста
Тайны лет я разрезаю воду».

«Там, где вечно дремлет тайна.
Есть нездешние поля.
Только гость я, гость случайный
На горах твоих, земля».

«Не жалею, не зову, не плачу,
Все пройдет, как с белых
яблонь дым!
Увяданья золотом охваченный
Я не буду больше молодым».

Пренебрегая традиционными принципами врачебной тайны, трагическая медицина открывает описания тех болезненных состояний, которые сказались на творчестве и явились непосредственной причиной гибели Н. В. Гоголя и Ф. М. Достоевского, Г. Мопассана и
А. Тулуз-Лотрека… В этой неисчерпаемой теме такое множество загадок, что, вероятно, не одному поколению врачей придется еще возвращаться к изучению физиологии творческого труда вообще.
Свыше 45 лет прошло со дня кончины С. Есенина, а достоверных сведений о клинических обстоятельствах преждевременной гибели одного из популярнейших русских поэтов не появлялось в медицинской печати. В силу этого в литературоведении утвердилась версия о том, что главной причиной рокового финала была…« незащищенность поэта перед теми трудностями жизни и быта, которые встретились на его пути».
Между тем, профессиональный анализ литературного наследия С. Есенина может изменить оценку творческих коллизий поэта. Такая попытка представляется правомерной хотя бы потому, что одну из своих небольших заметок
С. Есенин завершил такими словами: «Что касается остальных автобиографических сведений, — они в моих стихах».
Ознакомление с творчеством С. Есенина указывают на то, что душевные срывы у поэта наблюдались с юности. Нарастание их можно явственно проследить и клинически осмыслить в произведениях различных лет.
В ранней юности, например, появились стихотворные раздумья о смерти. Так, в самом начале своего творческого пути Есенин писал о том, что «Я пришел на эту землю, чтобы скорей ее покинуть», «Звонки ветры панихидную поют». В последующую и более зрелую пору его жизни упорно сохраняются аналогичные мотивы: «Смерть в потемках точит бритву», «Понесут с могильным пением хоронить меня», «Скоро, скоро часы деревянные прохрипят мой двенадцатый час», «На московских изогнутых улицах умереть, знать, судил мне Бог» и др. Такие унылые настроения встречаются во многих произведениях С. Есенина вплоть до последних дней его жизни. Но со временем они приобретают уже колорит лирического прощания с жизнью: «Эту избу на крыльце с собакой, словно я вижу в последний раз», «Дайте мне на родине любимой, все любя, спокойно умереть». И, наконец, одно из беспредельно трагичных признаний: «И эту гробовую дрожь,
как ласку новую приемлю».
Случайны ли такие меланхолические настроения в творчестве С. Есенина? Исчерпываются ли они «эстетикой увядания», которой учил поэта С. Городецкий? Эти грустные мотивы возникли, кстати, еще за несколько лет до того, как алкогольная интоксикация могла наложить свой фатальный колорит на эмоциональный склад поэта. Не выражалось ли в этих стихотворных раздумьях то исподволь развивавшееся и прогрессировавшее страдание, которым С. Есенин был, возможно, одержим смолоду? И, наконец, не явилось ли болезненное пристрастие к алкоголю, возникшее в самом начале двадцатого года, лишь одним из клинических проявлений существовавшей ранее болезни? В стихотворениях С. Есенина содержится немало таких тревожных раздумий: «Друг мой, друг мой, я очень и очень болен, сам не знаю, откуда взялась эта боль», «Голова ль ты моя удалая, до чего ж ты меня довела».
Есть еще несколько врачебных наблюдений. В одной из автобиографических записей поэта имеется, например, такое замечание: «В семье у нас был припадочный дядя… Он меня очень любил, и мы часто ездили с ним на Оку поить лошадей». Даже такая, возможно, случайно оброненная фраза не может пройти незамеченной: С. Есенин, вероятно, размышлял о своей наследственной одержимости. Во всяком случае, в апреле 1913 года поэт писал
Г. Панфилову: «Меня считают сумасшедшим и уже хотели, было везти к психиатру… некоторые опасаются моего приближения. Ты понимаешь, как тяжело». С этим логично перекликаются и другие автобиографические сведения: «Среди мальчишек… я всегда был большим драчуном и ходил всегда в царапинах»… Не отсюда ли позже появились такие строки: «И на встречу испуганной маме я цедил сквозь кровавый рот: ничего, я споткнулся о камень, это к завтрему все заживет». Имеются более поздние стихотворные свидетельства, указывающие на тревожное состояние поэта: «Одержимый тяжелой падучей, я душой стал, как желтый скелет», «Не знаю, болен я или не болен, но только мысли бродят невпопад».
И в этом заключается, может быть, косвенное клиническое подтверждение имевшихся немощей поэта. В самом деле, в анналах трагической медицины сохраняются достоверные сведения о ряде высокоодаренных людей, страдавших генуинной эпилепсией. У них, тем не менее, до конца дней сохранялись полноценные психические данные и отсутствовали помехи к проявлению своей одаренности и творческих способностей. Д. Байрон, Ф. Шопен, В. Ван Гог, Ф. Достоевский, Г. Флобер… Вот далеко не полный перечень этих выдающихся деятелей культуры!
Несмотря на то, что в последние недели жизни у С. Есенина не возникало запойных состояний, алкоголизм, развившийся на благоприятной почве, явился одной из непосредственных причин гибели поэта. И можно только выразить сожаление о том, что среди друзей и знакомых, окружавших С. Есенина в эти мрачные дни, не оказалось доброго врача. Он разгадал бы, возможно, трагические замыслы поэта и предотвратил бы роковой финал… Древний постулат трагической медицины гласит: «Больному человеку в немощи его многое проститься должно…»

Приведенный выше очерк Е. Лихтенштейна заканчивается словами «Мир тебе, отшумевшая жизнь», пишет И.Трахтенберг. Адресуем, читатель, эти проникновенные и печальные слова также и самому автору — одному из ярких преподавателей нашей alma mater, блестяще соединившему две свои страсти — медицину и литературу. А вместе с ним, и всем нашим предшественникам, именами которых горд Национальный медицинский университет. Всматриваясь в строгие лица своих преподавателей на фотографиях, вспоминая их вклад в отечественную медицину, размышляя о традициях, ими завещанных, об их высоком гуманизме и человечности, преданности своему врачебному долгу, произнесем еще раз слова искренней признательности и почитания: светлая вам память, наши Учителя, и мир отшумевшей жизни!

Использованные источники: m-l.com.ua

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Криптогенная эпилепсия с полиморфными

  Обморок различие эпилепсией

  Может ли ээг вызвать приступ эпилепсии

  Как вы лечить приобретены эпилепсии

Есенин дебоширил в Америке

Британский литературовед Гордон Маквей, написавший книги «Сергей Есенин: Жизнь» и «Изадора и Есенин», прослыл на Западе самым скандальным и одновременно самым правдивым биографом

Британский литературовед Гордон Маквей, написавший книги «Сергей Есенин: Жизнь» и «Изадора и Есенин», прослыл на Западе самым скандальным и одновременно самым правдивым биографом поэта. Во фрагменте, который мы публикуем, идет речь о путешествии Есенина с Айседорой Дункан (в книге именуемой Изадорой) во время ее гастролей в США в 1922-1923 году

Поведение Есенина в первые месяцы 1923 года, конечно, подтверждало определение Изадоры «шальной как ветер». Однажды, где-то в конце января, он сделал несколько бестактных замечаний с примесью антисемитизма на собрании русско-еврейских поэтов в Нью-Йорке. Хотя и существуют разночтения по поводу того, что в действительности случилось, Есенин, очевидно, неоднократно произнес слово «жид», чем вызвал скандал. Скорее всего, он был пьян, ударил Изадору, и его пришлось увести силой. На вечеринке у Мани Лейба в Бронксе как Есенин, так и Изадора выпили приличное количество запретного спиртного, и поэт декламировал вступительный диалог из своей пьесы «Страна негодяев», произнося слово «жид» (а не «еврей», как в опубликованных текстах).

Эпизод этот широко обсуждался (правда, не в Советском Союзе). Есенин, несомненно, был склонен к антисемитским выпадам, особенно в пьяном виде, но он не был убежденным антисемитом в отношениях с отдельными людьми. Его бывшая жена, Зинаида Райх, и его лучший друг Мариенгоф были еврейского происхождения; и в письме к Мариенгофу от 12 ноября 1922 года он упоминает, что приехавшие в Америку евреи были лучше других знакомы с его поэзией: «По-видимому, евреи самые лучшие ценители искусства. »

Лейб (Леон, Леонид) Файнберг, который присутствовал при инциденте у Мани Лейба, много лет спустя говорил: «Нет, Есенин не был антисемитом в глубоко укоренившемся «философском» смысле, пользуясь вашей терминологией. Он был больной, запутавшийся гений. Как-то он провозгласил всемирную любовь к евреям и еврейским друзьям. На следующий день он назвал тех же друзей «грязными евреями». Но то был не антисемитизм, а выходки больного воображения».

В связи с этим происшествием у Мани Лейба и другими подобными событиями в некоторых мемуарах на Западе возникло предположение, что у Есенина была эпилепсия. Вениамин Левин описывает, что вскоре после эпизода у Мани Лейба он зашел к Изадоре и Сергею в отель. Поэт был болен, лежал в постели:

«Есенин был немножко бледней обычного и очень учтив со мной и деликатен и рассказал, что с ним произошел эпилептический припадок. Я никогда прежде не слышал об этом. Теперь он рассказал, что это у него наследственное, от деда. Деда однажды пороли на конюшне, и с ним приключилась падучая, которая передалась внуку. »

Знакомые поэта по-разному относились к его предполагаемой болезни. Лейб Файнберг считал: «Да, Есенин был эпилептиком. Я был свидетелем нескольких эпилептических приступов в Москве, Берлине и Нью-Йорке». Лев Повицкий утверждал: «Да, Есенин был болен», но позднее объяснял, что имел в виду шизофрению, а не эпилепсию. Для Авраама Ярмолинского вопрос оставался открытым: «Он мог притворяться, что страдает заболеванием, чтобы объяснить им свое поведение, а ореол «священной болезни» ему, возможно, льстил». Рюрик Ивнев полностью отвергал эту идею: «То, что писали американские газеты о поездке Есенина в США, — сущий вздор. Есенин никогда не был эпилептиком, и никакого намека на эту болезнь у него не было».

Александр Кусиков также полностью отвергал предположение, будто Есенин был эпилептиком. Николай Стор высказался однозначно: «Вызвал у меня улыбку Ваш вопрос об эпилепсии С. Есенина. Поверьте мне, С. Есенин был абсолютно здоров, никаких припадков у него не было — никогда!»

Более того, представляется, что Есенин не был совсем вне себя во время инцидента у Мани Лейба. В. Левин утверждает в своих воспоминаниях, что вскоре после скандала Есенин сделал следующую надпись на книге еврейскому поэту: «Дорогому другу — жиду Мани Лейбу». Есенин затем многозначительно посмотрел на Мани Лейба и сказал: «Ты меня бил». Левин замечает: «Значит, он помнил события в Бронксе».

Ближе к концу поездки по Америке Макс Мерц, директор школы в Зальцбурге, встретился с Изадорой в Нью-Йорке:

«Я встретился с ней на квартире общего друга; она скрывалась там от свирепого мужа, который безобразно обращался с ней. Она была смертельно подавлена, как загнанный зверь. Я пожурил ее и сказал, что она не должна больше подвергать себя такому недос-тойному отношению, но она отвечала мне с характерной мягкой улыбкой: «Знаете, Есенин ведь мужик, а русские мужики имеют привычку напиваться по субботам и бить жен!» И затем она тут же пропела хвалу поэтической гениальности мужа, в которой она была вполне справедливо убеждена».

Вскоре после скандала у Мани Лейба Изадора и Есенин навсегда покинули Соединенные Штаты.

Публикация: «И жизнь, и бессмертие»/ Пер. с англ. А.Дармодехиной// «Огонек» – 1995. — № 40. – С.65-68

Использованные источники: www.km.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Эпилепсия симптомы признаки причины последствия

  Может ли ээг вызвать приступ эпилепсии

  С похмелья приступ эпилепсии что делать

  Эпилепсия из-за отека головного мозга

Хроника недугов

В молодые годы жалобы на недомогания и болезни он доверял только близким друзьям. В последние годы жизни круг респондентов, которым поэт сообщал о здоровье, значительно расширился.

В юности будущий поэт разумно относился к своему здоровью, только желание сохранить его длилось недолго. В марте 1913 года Есенин с гордостью в одном из писем сообщает: &quotПо личным убеждениям я бросил есть мясо и рыбу, прихотливые вещи, как-то вроде шоколада, какао, кофе не употребляю и табак не курю. Этому всему будет скоро 4 месяца&quot .

В июне 1916 года, в годы службы военным санитаром, Есенин перенёс острый приступ аппендицита, по поводу которого лечился в лазарете и, в последующем, получил краткосрочный отпуск с фронта на родину.

О своём болезненном состоянии в 1916 году Есенин пишет М.П.Мурашову: &quot…мне за всё это время очень нездоровилось: канало брюхо паршивое&quot , Л.Л.Мацкевич: &quot…одолела хандра. Вероятно вследствие болезненности&quot

В письме Иванову-Разумнику, датированном февралём 1917 года, упоминается о жесточайшем приступе зубной боли.

Было какое-то заболевание кожи головы, по поводу чего &quotобрил свою голову, уж очень иссушил кожу&quot . Совсем недавно я нашёл сообщение о том, что это был педикулёз, вшивость волосистой части головы.

В мае 1922 года в письме Н.Клюеву: &quotОчень уж я устал, а последняя моя запойная болезнь совершенно меня сделала издёрганным, так что даже и боюсь тебе даже писать, чтобы как-нибудь беспричинно не сделать больно&quot .

Годом раньше, обращаясь к Анатолию Мариенгофу: &quotЯ сейчас собираю себя и гляжу внутрь. Последнее происшествие меня таки сильно ошеломило. Больше, конечно, так пить я уже не буду, а сегодня, например, даже совсем отказался, чтоб посмотреть на пьяного Гришку. Боже мой, какая это гадость, а я, вероятно, ещё хуже бывал&quot .

Есть единственное упоминание в биографической хронике о приступе эпилепсии, который случился у Есенина во второй год пребывания за границей. При этом связывают его с эпизодом выраженной алкогольной интоксикации.

Напившись, он, в состоянии полнейшего беспамятства, начал бить все, что попадалось ему под руку, и что-то кричать по-русски… Один из официантов, в которого поэт запустил канделябром, позвонил в комиссариат. Прибывшие полицейские с большим трудом доставили Есенина в участок. Вполне естественно, что пресса раздула этот скандал.

Айседора поняла, что мужу грозит высылка из Франции. Собственно, такая перспектива не очень ее пугала: они и так собирались уезжать… Она решила пойти на хитрость: вызвав знакомого ей врача и объяснив ему сложившуюся ситуацию, Айседора попросила освидетельствовать ее мужа. Врач согласился.

Осмотрев Есенина, он письменно подтвердил, что тот страдает психическим заболеванием и его необходимо поместить для обследования в частный санаторий, или, проще говоря, в сумасшедший дом. С заключением врача никто спорить не стал, и уже на следующий день Есенин оказался в частной психиатрической лечебнице &quotMaison de Sante&quot в парижском пригороде. Там Есенин провел три дня и был выписан, будучи найден вполне здоровым психически.

Однако, предположение о наличии эпилепсии остается.

Исследователи ссылаются на строчки в стихотворении &quotТы прохладой меня не мучай…&quot:

…Одержимый тяжелой падучей, Я душой стал, как желтый скелет.

Лейб Фейнберг подтверждает: » Да, Есенин был эпилептиком. Я был свидетелем нескольких его эпилептических припадков в Москве, Берлине и Нью-Иорке&quot . Лев Повицкий писал: &quotДа, Есенин был болен&quot , но позднее объяснял, что он имел в виду не эпилепсию, а шизофрению. Авраам Ярмолинский тоже утверждал, что не видел припадков у Есенина, и высказывал предположение, что Есенин притворялся эпилептиком, чтобы иметь оправдание своему поведению, и что аура &quotсвященной болезни&quot импонировала ему. Кстати, Айседора Дункан в одном из номеров газеты &quotНью-Иорк геральд трибюн&quot писала: &quotПриступы душевного расстройства, которыми страдает Есенин, происходят не только от алкоголя, но отчасти являются следствием контузии на войне, этим приступам способствовали жестокие лишения во время революции, а также отравление крови от употребления &quotзапрещенного&quot американского виски — в чем я имею удостоверение одного знаменитого нью-йорского врача, который лечил Есенина при подобных припадках в Нью-Йорке и который сказал мне, что в случае повторения их, необходимо вызывать врача. Есенин — одна из многих жертв американского &quotсухого закона&quot, последствием которого являются ежедневные случаи смерти, слепоты или безумия&quot. На мой взгляд — объяснение близкое к истине.

Искусствовед Михаил Бабенчиков писал в сборнике &quotВстречи с прошлым&quot: &quotВесь этот период Есенин часто жаловался мне на физическое недомогание — болезнь почек — и угнетённое состояние, вызванное ощущением какой-то пустоты и одиночества&quot . Это был 1923 год. Других каких-либо ссылок на нефрологические заболевания поэта я не нашёл.

Во многих текстах мемуаристов упомянут случай ранения вен предплечья левой руки, который произошёл при неосторожном падении в гололёд на тротуаре в феврале 1924 года. Госпитализированный &quotскорой помощью&quot в Шереметьевскую больницу (ныне институт Склифосовского) Есенин был вскоре переведён в Кремлёвскую больницу. Происшествие, из-за которого Есенин был вынужден лечь в Шереметьевскую больницу, точнее всего изложено в воспоминаниях В. Эрлиха: &quotЕжедневно я забинтовываю ему кисть левой руки. Под бинтом — страшный фиолетовый шрам. Зимой двадцать третьего года он упал на стекло какого-то подвала и, закрывая лицо, разрезал руку&quot .

Есенин находился в Шереметьевской больнице в феврале 1924 года. Это следует из справки коменданта дома, в котором он проживал. &quotЕсенин С.А., — удостоверил комендант 20 февраля 1924 года, — находится в Шереметьевской больнице на излечении порезанной руки&quot . Помещен был Есенин в больницу после 9 февраля. До этого дня он был вне больницы. Об этом свидетельствует милицейский протокол от 9 февраля 1924 года о происшествии в кафе &quotСтойло Пегаса&quot, участником которого стал Есенин . Перевод Есенина из Шереметьевской в Кремлевскую больницу отмечается в воспоминаниях ряда современников. &quotПрофессору Герштейну, — пишет Г.Бениславская, — звонили из милиции, что Есенин подлежит заключению под стражу (в связи с протоколами о скандалах и решением народного суда по ним от 20 февраля 1924 года. -) и чтобы туда, в милицию, сообщили о дне выхода Есенина из больницы. Герштейн, как врач, хорошо понял состояние Сергея Александровича… Вообще отношение Герштейна к поэту было изумительным. Через неделю после пореза руки, когда стало ясно, что опасности никакой нет, Галина Бениславская обратилась к Герштейну с просьбой: запугав Сергея Александровича возможностью заражения крови, продержать его возможно дольше. И Герштейну удалось выдержать Сергея Александровича в больнице еще две недели&quot

Из воспоминаний Г. Бениславской явствует, что Есенин пробыл в Шереметьевской больнице не менее трех недель. Врач-хирург Максимович А.С. при встрече с Есениным в 1925 году в квартире их общей знакомой, прослушав проникновенное авторское чтение стихов, профессионально уловил симптомы повреждённой носовой перегородки, которую попытался вправить в амбулаторных условиях. На все вопросы врача, как и когда это произошло, Есенин неохотно рассказывал &quotо падении с лошади&quot во время верховой езды. Этот факт несколько раз упоминается в других биографических источниках.

Кстати, искривление носовой перегородки сторонники версии об убийстве поэта, расценили, как результат побоев. Александр Воронский, прозаик, критик времён последних лет Есенина, описал его болезненное состояние в мае 1925 года, в дни его приезда в Баку. Тогда поэт был госпитализирован в больницу водников с подозрением на воспаление лёгких. &quotОн простудился, кашлял, говорил надсадным шёпотом и запахивал то и дело шею черным шарфом. Вся фигура его казалась обречённой и совсем ненужной здесь. Впервые, я остро почувствовал, что жить ему недолго и что он догорает&quot .

В нескольких источниках указывается и наличие туберкулеза легких у Сергея Есенина. Был он выявлен весной 1925 года во время пребывания поэта в Баку. В истории болезни, по-видимому, сопутствующим был установлен диагноз: &quotВерхушечный фиброз слева, бронходенит&quot. Это запись датирована 5 декабря 1925 года.

Биографов С.Есенина возможно ввело в заблуждение письмо к Дзержинскому его друзей: Воронского и Раковского, которое они направили 25 октября последнего года жизни поэта. &quotДорогой Ф.Э.! Просим Вас оказать нам содействие — Воронскому и мне, чтобы спасти жизнь известного поэта Есенина, несомненно самого талантливого в нашем Союзе. Он находится в очень развитой стадии туберкулеза (захвачены оба легких, температура по вечерам и пр.)… Несчастье в том, что он вследствие своего хулиганского характера и пьянства не поддается никакому врачебному воздействию. Мы решили, что единственное еще остающееся средство заставить его лечиться — это Вы… Отправьте вместе с ним в санаторий товарища из ГПУ…&quot Письму был дан &quotход&quot. Об этом свидетельствует резолюция: &quot…найти Есенина&quot.

Достоверных подтверждений наличия этой болезни нет. Мнительный пациент, каким был Есенин, наверное, не один раз написал бы в письмах о своем состоянии. Скорее это был способ привлечь внимание главного чекиста.

В октябре 1925 года при встрече с Николаем Асеевым Есенин рассказывает о нападении на него группы неизвестных лиц, которые жестоко избили его. При этом он показавал &quotужасающий шрам на ноге через всю икру&quot . По пути в Баку Есенина обворовали и, по словам видевших его в первые дни приезда, ранней весной 1925 года он ходил в обтрепанном с чужих плеч пальтишке. Ботинки были неуклюжие, длинные, нечищенные, может быть, тоже с чужих ног. Он уже не завивался и не пудрился. Кстати факт пропажи верхней одежды во время переезда подтверждается письмом Есенина к Галине Бениславской.

В этот приезд Есенин пожелал увидеть, как добывают нефть. Сказано — сделано. И вот большая и веселая компания отправляется на фаэтонах на нефтепромыслы. Там Сергею Александровичу все нравится. Он весел, много разговаривает с рабочими об их жизни и работе. Разумеется, встреча проходит с угощениями. Пора возвращаться в город. И вдруг Есенин подбегает к открытому нефтехранилищу и… прыгает в него! Все в шоке. Его вылавливают, ведут к морю отмываться. Весенний Каспий, очень холодно. Есенина переодевают, везут в Баку. После этого случая он серьезно заболел. Его помещают в старую &quotводниковскую&quot больницу.

Есенину были известны болезни и смерть друзей и близких. От скоротечной чахотки умер Григорий Панфилов, от туберкулёза умер и Дмитрий Пыриков. Это случилось за несколько дней до окончания С.Есениным учительской школы (1912 год). Крайне болезненно, почти истерично пережил Есенин смерть одного из своих друзей Александра Ширяевица. Есенин повалился на диван, разрыдался, заметив сквозь слёзы: &quotБоже мой, какой ужас. Пора и мне собираться в дорогу!&quot Чуть позже он написал: Мы теперь уходим понемногу В ту страну, где тишь и благодать, Может быть, и скоро мне в дорогу Бренные пожитки собирать.

Немало поступков Сергея Есенина носили зловещий, символический характер. Тому свидетельство обращение к Грузинову написать некролог о нем при жизни. Ему хотелось видеть имитацию собственных похорон, он жаждал узнать при жизни то, что станет очевидным после смерти. В минуты откровенности Есенин говорил: &quotКогда помру — узнаете, кого потеряли. Вся Россия заплачет&quot.

Чем-то языческим отдает от известного факта, когда он сбросил с балкона свой бюст работы Коненкова, полагая при этом, что если изображение разбилось на части, значит, смерть пройдет мимо. Звонок в семью знакомых и сообщение в трубку, что &quotумер Есенин&quot. После бурных сцен горести близких — новый звонок о шутке — розыгрыше. Быть может он подсознательно заклинал смерть, приближение которой чувствовал, или, наоборот, заклинал? Не всегда пьяные, рискованные драки , когда трижды был на волосок от смерти, спокойное предложение другу-грузину драться на дуэли. Пишут об этом, что Есенин проверял — настал его смертный час или еще нет?

Трудно объяснить эпатажность некоторых поступков только пьяными выходками. Однажды на одной из вечеринок Сергей Александрович так разошелся, что стал танцевать на столе почему-то лезгинку, напевая при этом &quotЕсть одна заветная песня у соловушки&quot.

Был и еще случай. Находясь в возбужденном состоянии, вынул небольшой револьвер и выстрелил в спинку дивана, целясь в барельеф изображенной на нем женщины. Перепугал всех!

Импульсивность в характере Есенина проявилась в его стремлении мгновенно записать сложившееся стихотворение. Оказывается, два раза в жизни, когда под рукой не оказывалось ни карандаша, ни чернил, он разрезал себе руку и писал собственной кровью. Известное всем стихотворение &quotДо свиданья, друг мой, до свиданья…&quot это вторая попытка, а первым &quotкровным&quot стихом было — &quotПоэтам Грузии&quot в 1924 году, за год до смерти. Кроме того, Нина Табидзе — грузинская поэтесса утверждает, что книгу &quotРусь советская&quot Есенин подарил ей с автографом, сделанным собственной кровью: &quotЛюби меня и голубые роги&quot. К сожалению, подаренная книга не сохранилась. Об этом факте есть единственное упоминание.

Использованные источники: eseniana.narod.ru

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Эпилепсия симптомы признаки причины последствия

  Может ли ээг вызвать приступ эпилепсии

  Растения против эпилепсии

  Как определить от чего начались приступы эпилепсии

ВАС МОЖЕТ ЗАИНТЕРЕСОВАТЬ :

  Обморок различие эпилепсией

  Может ли ээг вызвать приступ эпилепсии

  С похмелья приступ эпилепсии что делать

Эпилепсия: что надо знать о заболевании

Об эпилепсии слышал каждый из нас, однако, далеко не все представляют, что это за заболевание, как проявляется и почему возникает. У большинства эпилепсия ассоциируется с эпилептическим припадком, во время которого пациент бьется в судорогах, а изо рта у него идет пена. В действительности все не совсем так – проявлений эпилепсии немало, в некоторых случаях приступы проходят иначе.

Об эпилепсии известно довольно давно, пожалуй, она является одним из самых старых распознаваемых состояний в мире – обнаружены описания заболевания, которым несколько тысяч лет. Люди, страдающие эпилепсией и члены их семей, предпочитали скрывать свой диагноз – это часто происходит и в наши дни. Эксперты Всемирной организации здравоохранения отмечают, что «на протяжении столетий эпилепсия была окружена страхом, непониманием, дискриминацией и социальной стигматизацией. Во многих странах стигматизация в некоторых ее формах продолжается и поныне и может повлиять на качество жизни людей, страдающих этим расстройством, а также их семей».

26 марта – Всемирный день больных эпилепсией или, как его еще называют, Фиолетовый день. Он был придуман в 2008 году девятилетней Кессиди Меган, решившей доказать обществу, что несмотря на свой диагноз она ничем не отличается от всех остальных людей. Сейчас во всем мире насчитывается около 50 миллионов человек, страдающих эпилепсией, которая считается одним из наиболее распространенных неврологических заболеваний. О заболевании, пациентах и методах лечения говорят самое разное, нередко люди пребывают во власти стереотипов, мифов и заблуждений. Разберемся, что такое эпилепсия, как ее лечат и в чем ошибаются многие из нас.

Эпилепсия – не психическое заболевание

Действительно, несколько десятков лет назад считалось, что лечение эпилепсии – прерогатива психиатров. А еще раньше существовало мнение, что эпилепсия – одна из форм сумасшествия. Пациентов, испытывавших приступы, помещали в дома для умалишенных и изолировали от общества. Кроме того, была распространена точка зрения, что таким людям не стоит вступать в брак и рожать детей.

Бывают различные формы эпилепсии и далеко не во всех случаях они являются наследственными. Большинство людей, страдающих этим заболеванием, не страдают слабоумием или недостатком интеллекта – диагноз не мешает им вести вполне полноценную жизнь.

В тех случаях, когда у пациента действительно есть умственная отсталость, эпилепсия чаще всего сочетается с другими нарушениями, например, тяжелым заболеванием мозга.

Сейчас совершенно точно известно, что это заболевание не является психическим, а людей, страдающих эпилепсией, направляют к неврологу или эпилептологу – специалисту именно по этому заболеванию.

Эпилепсия может дебютировать и у взрослых

Эпилепсия может развиться в любом возрасте, однако в 70% случаев заболевание впервые диагностируют у детей или подростков. Кроме того, болезнь часто поражает и людей пожилого возраста. Причины возникновения эпилепсии могут быть самые разные: перенесенные инфекции, неврологические заболевания, например, инсульты.

Эпилепсию можно вылечить

Многие считают, что люди, у которых диагностирована эпилепсия, обречены на пожизненные страдания. Это совсем не так. В настоящее время около 70% случаев эпилепсия поддается лечению и во многих случаях удается достичь ремиссии. Немаловажным при этом является приверженность пациента лечению, то есть своевременный прием назначенных препаратов и отсутствие нарушений режима (например, накладывается запрет на алкоголь).

Широко распространено заблуждение, что прием противоэпилептических препаратов сопровождается рядом серьезных осложнений и потому люди относятся к таким лекарствам с подозрением. Конечно, лекарства эти довольно серьезные и принимаются лишь при назначении врача и под его контролем, однако отказываться от их приема не нужно – последствия приступов являются для организма гораздо более опасными. Прием любого назначенного препарата начинают с минимальной дозы, постепенно увеличивая ее до той, которая подходит для каждого конкретного пациента.

Приступ могут спровоцировать разные факторы

Существует немало раздражителей, способных вызвать приступы у пациентов с эпилепсией. Среди них мерцающий свет, нарушение режима дня (недосыпание, смена часовых поясов) и питания, стресс, прием алкоголя, наркотиков и некоторых лекарственных препаратов.

Жизнь с эпилепсией требует от пациента достаточно серьезного самоконтроля. К счастью, с большинством раздражителей, провоцирующих приступы, можно справиться или избежать их.

Эпилептический приступ не всегда характеризуется судорогами и потерей сознания

Многие убеждены, что приступы проходят по единственно возможному сценарию – человек теряет сознание, бьется в судорогах, вокруг рта появляется пена. Это совсем не так.

«Приступами могут быть любые внезапные события, которые происходят с человеком. Его задача в этом случае — обратиться к врачу, а задача врача – квалифицировать событие. То есть, распознавать, что случилось, должен врач», – отмечает Кира Владимировна Воронкова, профессор, д.м.н., врач-невролог, эпилептолог, вице-президент Объединения врачей-эпилептологов и пациентов России.

Что может насторожить человека и заставить прийти к врачу? «Приступ замирания, застывания, остановки взгляда и речи без падения, но с возможным перебиранием руками или причмокиваниями, – добавляет Кира Владимировна, – Могут быть приступы подергиваний верхних и/или нижних конечностей. Тогда могут даже выпадать предметы из рук и возникать приседания с падениями назад».

Могут возникать и другие странные, с обывательской точки зрения, вещи. По мнению эксперта, это и зрительные образы (не путать с мигренью!), иногда очень простые, а также слуховые, обонятельные, вкусовые галлюцинации; локальные онемения и подергивания в одной конечности иногда с переходом и на другие участки (например, может «задрожать» рука или возникнуть онемение в лице). Может быть ощущения странной обстановки, каких-то странных мыслей и чувств, искажений действительности. Все эти явления и другие должны пациента заставить задуматься о походе к врачу-неврологу. Важно, что любые внезапные странные приступы должны насторожить человека, однако давать оценку происходящему может только врач.

Нужно знать, как помочь человеку, испытывающему эпилептический приступ

Если у человека рядом возникает самый известный тип эпилептического приступа – с падениями, судорогами и потерей сознания, иногда – с прикусыванием языка, пеной изо рта, то самое главное в данном случае – не навредить.

«Человека нужно положить на бок, подложить под голову мягкий предмет (одежду или сумку, например) и засечь время, – объясняет Кира Владимировна – Категорически запрещено вставлять что-то в рот, разжимать зубы, сдерживать и наваливаться на человека, поливать его водой. Приступы обычно сами начинаются и сами заканчиваются, а сознание после приступа может быть спутанным. Иногда требуется вызвать скорую помощь, особенно если приступ длительный – более нескольких минут. Однако если возникают вышеописанные приступы без падений, то с человеком достаточно просто побыть рядом, понаблюдать, чтобы он не попал в травмоопасную ситуацию».

Использованные источники: med.vesti.ru